Обновление от 10.04.2014! На сайт добавлено более 100 видео о Евгении Александровиче Евтушенко.


Передачи


Читает автор


Интервью


Новости


Народный поэт

Евгений Евтушенко читает стих Свинцовый гонорар





Качественная и недорогая террасная доска из лиственницы продается на сайте Центр Строй Комплекта. Высококачественный пиломатериал лучше всего покупать сразу у производителя.

Посвящается памяти Дмитрия Холодова (1967 — 1994), корреспондента «Московского комсомольца», убитого взрывным устройством во время расследования связи мафии с тренировочной армейской базой; отца Александра Меня (1935 — 1995), священника и публициста, убитого топором на подмосковной станции; Артема Боровика (1960 — 2000), редактора «Совершенно секретно», погибшего при до сих пор не разгаданной катастрофе самолета; Юрия Щекочихина (1950 — 2003), неутомимого борца с коррупцией, депутата Госдумы РФ, замредактора «Новой газеты», скончавшегося в результате отравления; Анны Политковской (1958 — 2006), обозревателя «Новой газеты», лауреата международных премий за репортажи из Чечни, убитой в собственном подъезде.

Заказчики всех этих преступлений до сих пор не найдены.

Свинцовый гонорар

Сейчас поэтов дух
не очень-то неистов
и, честно говоря,
порою так убог.
Но жив гражданский гнев —
приемыш журналистов,
он от любимцев муз
презрительно убег.

Мы видим на Руси
чистейшее сиянье
вокруг совсем других
безлавренных голов.
О Диме говорю,
о Юре
и об Ане,
cвинец и яд —
цена опасных слов.
Жертв отпевает высь
прощально, журавлино.
Есть в мире Бабий Яр.
Есть Журналистский Яр.
Как щедро выдают
за смелость журнализма —
свинцовый гонорар,
свинцовый гонорар.
А сколькие еще
пока незнамениты.
Их перья из трясин
в провинции торчат.
Неужто будут все,
кто не молчат, — убиты?
И выживут лишь те,
кто льстят или молчат?
Нет в мире стран плохих.
Но нет и безбандитных.
Где Боровик Артем?
Где проповедник Мень?
Я — каюсь — не люблю
поэтов безобидных,
способных лишь скулить,
а зарычать им лень.

Как пахнет смерть?
Как страх свободы слова,
предвыстрельно,
предъядно,
предсвинцово.
Но вдруг встает на все,
что пахнет подлецово,
девчушка-репортер из града
Одинцова —
лишь с одиноким перышком в руках,
да с ямочками на щеках.

Неужто суждено  увидеть маме,
что эти ямочки в могильной яме
и авторучка — райгазеты дар.
У мамы сил не будет,
чтобы плакать.
Будь проклят навсегда,
за правду ставший платой
свинцовый гонорар,
свинцовый гонорар.
Сейчас поэтов дух
не очень-то неистов
и, честно говоря,
порою так убог.
Но жив гражданский гнев —
приемыш журналистов,
он от любимцев муз
презрительно убег.

Мы видим на Руси
чистейшее сиянье
вокруг совсем других
безлавренных голов.
О Диме говорю,
о Юре
и об Ане,
cвинец и яд —
цена опасных слов.
Жертв отпевает высь
прощально, журавлино.
Есть в мире Бабий Яр.
Есть Журналистский Яр.
Как щедро выдают
за смелость журнализма —
свинцовый гонорар,
свинцовый гонорар.
А сколькие еще
пока незнамениты.
Их перья из трясин
в провинции торчат.
Неужто будут все,
кто не молчат, — убиты?
И выживут лишь те,
кто льстят или молчат?
Нет в мире стран плохих.
Но нет и безбандитных.
Где Боровик Артем?
Где проповедник Мень?
Я — каюсь — не люблю
поэтов безобидных,
способных лишь скулить,
а зарычать им лень.

Как пахнет смерть?
Как страх свободы слова,
предвыстрельно,
предъядно,
предсвинцово.
Но вдруг встает на все,
что пахнет подлецово,
девчушка-репортер из града
Одинцова —
лишь с одиноким перышком в руках,
да с ямочками на щеках.

Неужто суждено  увидеть маме,
что эти ямочки в могильной яме
и авторучка — райгазеты дар.
У мамы сил не будет,
чтобы плакать.
Будь проклят навсегда,
за правду ставший платой
свинцовый гонорар,
свинцовый гонорар.







Интервью с Евгением Евтушенко:

Фотогалерея:

Фотогалерея Евгения Евтушенко