Обновление от 10.04.2014! На сайт добавлено более 100 видео о Евгении Александровиче Евтушенко.


Передачи


Читает автор


Интервью


Новости


Народный поэт

Евтушенко Перед выходом на сцену музыканты Битлз читали мои стихи, чтобы поднять себе настроение



В Киеве с большим успехом прошел авторский концерт знаменитого поэта

Авторский концерт великого русского поэта Евгения Евтушенко в Киеве таки состоялся. Он должен был пройти еще в конце минувшего года, однако Евгений Александрович, прилетев из Америки, где последнее время живет, в Москву, занемог, и выступление пришлось отложить. «Я обязательно к вам приеду, потому что люблю ваш город», — сказал тогда Евтушенко и сдержал свое слово. Его совместное выступление с «РадиоБендом Александра Фокина» в Национальном дворце «Украина» прошло с аншлагом. Зрительный зал взрывался криками «браво», аплодировал стоя и долго не хотел отпускать любимого поэта, хотя время уже близилось к полуночи.

Вечер Евгения Евтушенко длился ровно четыре часа. Маэстро читал свои стихи, предавался воспоминаниям, с умилением слушал выступления солистов «РадиоБенда», исполнявших песни на его произведения, и даже сам тихим голосом подпевал легендарную битловскую «Yellow Submarine». Известный модник в этот раз не стал искушать поклонников своим оригинальным внешним видом. Он был сдержан даже в одежде, ни разу не сменив идеально пошитый по фигуре пиджак горчичного цвета и галстук ему в тон.

Чуть меньше года назад Евгению Евтушенко дала о себе знать старая травма ноги. В Америке пришлось перенести несколько операций, и врачи запретили ему какие-либо поездки. Сейчас Евгений Александрович уже может свободно путешествовать по миру, но все равно заметно, сколь тяжело дается ему каждый шаг.

Фигуре знаменитого поэта, несмотря на то, что он отметил уже 80-летие, может позавидовать любой молодой человек. Евтушенко строен, подтянут, правда, худоват. Возраст выдают лишь морщины на лице. Впрочем, судя по количеству поклонниц, всю жизнь окружавших поэта, внешность для мужчины — далеко не главное.

Свои новые стихи Евгений Александрович читал прямо с листа. Один раз, запнувшись и потеряв листок, он занервничал и стал просить прощение у зала. А когда таки нашел продолжение стихотворения и прочитал его, публика аплодировала маэстро стоя. Вечер завершился одним из блестящих романсов из репертуара Александра Малинина, автором стихов которого является Евгений Евтушенко. Публика со слезами счастья на глазах вторила солисту: «Дай Бог ну хоть немного Бога. »

Явно истосковавшийся по общению накануне сольного выступления в Киеве Евгений Александрович с удовольствием встретился с украинскими журналистами. Легендарному поэту посчастливилось дружить со многими мировыми знаменитостями. Он был на концерте «Битлз» в Риме, последнем выступлении Эдит Пиаф, общался с Хемингуэем и Луи Армстронгом. Евгений Александрович говорит, иногда ему кажется, что его жизнь похожа на невероятную сказку.

— Евгений Александрович, ведь именно вам принадлежит фраза, которая давно уже стала крылатой: «Поэт в России — больше, чем поэт».

— Признаться, когда я что-то пишу, стараюсь не вводить это в степень закона. Просто приглашаю подумать читателей над тем, что тревожит и меня. Я человек не амбициозный, поэтому если кто-то хочет оспорить это выражение, пожалуйста. Только пусть это будет умно. Кстати, еще Блок писал: «Поэт — величина неизменная». И действительно, есть правила идеала искусства, которые остаются прежними уже много столетий. Хотя, с другой стороны, что нового можно придумать? Тем не менее поэты всегда находятся в погоне за новой рифмой. Пушкин впервые зарифмовал «шубу» и «шуму» вместо, скажем, «зубу» и «душегубу». Блок почувствовал, что можно совместить «ветер» и «вечер». Я тоже однажды нашел совершенно потрясающую рифму в русской частушке, которую впервые услышал на своей родной сибирской станции Зима: «Мою голову открытую остудит ветерок, а мою любовь забытую осудит весь народ». Какая красота, правда? На самом деле, когда я написал «Поэт в России — больше, чем поэт», то имел в виду, что он должен быть не только ремесленником, но и личностью.

— Это стало одной из главных черт знаменитых шестидесятников, к поколению которых принадлежите и вы. Чего только стоила ваша смелость, когда, узнав, что советские танки вошли в Прагу, вы не побоялись вслух высказать свое негативное отношение.

— Признаюсь, то был страшный момент в моей жизни. Думаете, приятно было, когда я написал протест против наших танков в Чехословакии и меня называли антипатриотом? Тогда я был близок к самоубийству. Написать Леониду Брежневу телеграмму со стихами: «Танки идут по Праге в закатной крови рассвета. » не было моей смелостью. Просто я знал: если этого не сделаю, то перестану себя уважать, не смогу быть дальше поэтом. Я шкуру свою спасал от самоубийства! Не думаю, что это говорит о моей необычной смелости. Когда-то Пастернак обронил фразу, на которую никто не обратил внимания, но она очень важна для всех людей. Он сказал, что одна из самых страшных вещей в воспитании человека, когда людям прививается плохой вкус. Тогда это влияет абсолютно на все: от того, какую одежду мы надеваем, до того, за кого голосуем.

— Вы уже уходите в область политики.

— А как иначе, если у нас, в России, за Владимира Жириновского уже который год отдают свои голоса до 8 миллионов человек. Вот где плохой вкус. А ведь это все взаимосвязано и может привести к очень печальному результату. Тому были подтверждения в истории, впрочем, не будем сейчас о грустном.

— Первый раз вы пересекли океан в начале 60-х годов. Что на Западе поразило больше всего?

— Скорее, были поражены сами американцы, с удивлением обнаружившие, что я знаю американскую литературу гораздо лучше их самих. Это было во время моей первой писательской поездки. Потом я бывал в Америке много раз и в конце концов остался там работать. Сейчас я преподаю русскую литературу и европейское кино в одном из американских вузов. Стала преподавателем и моя супруга Мария, бывший врач. Сейчас она считается одним из лучших учителей русского языка в нашем штате.

— Не секрет, что вы всегда пользовались повышенным вниманием женского пола. Вашей первой супругой была знаменитая русская поэтесса Белла Ахмадулина. Мария Владимировна стала уже четвертой женой.

— Мы вместе больше 25 лет. У нас двое прекрасных сыновей Евгений и Дмитрий. Очень интересной была история нашего знакомства с Марией. Случилось это в Петрозаводске во время моей встречи с поклонниками, на презентации очередного сборника стихов. Помню, уставший, находящийся в процессе развода с третьей супругой, сидел за столом в большом зале и подписывал свои книги. Вдруг с одним из томиков протянулась поразившая меня красивая рука. Она была словно мраморная.

Со мной случилось что-то необъяснимое, когда увидел едва-едва проступающие слабо пульсирующие голубые жилочки под прозрачной кожей. Я не мог удержаться, поднял голову и тут же утонул в необыкновенной красоты глазах. Казалось, в них отразилась вся моя прошлая жизнь. «Я не ваша поклонница, — поспешно сказала Мария. — Моя мама безумно любит вас, но она не смогла прийти, поскольку заболела». Я почувствовал, что уже влюблен и попытался невесело пошутить: «Кто же он, мой счастливый соперник?» «Мне больше нравится Окуджава», — ответила она. От этого стало совсем нехорошо, поскольку Булат был моим близким другом. Тем не менее я сделал все, чтобы встретиться с ней вновь. Когда все рассказал о своей жизни, Мария умоляла меня всеми силами попытаться сохранить свой брак. Я дал ей обещание, но сдержать его не смог. В конце концов Маша стала моей четвертой и, я надеюсь, последней женой. Я счастлив по сей день.

— Евгений Александрович, вас иногда называют пятым битлом. Говорят, вы знали музыкантов знаменитой ливерпульской четверки лично.

— Мне посчастливилось попасть на их концерт в Риме. Битлы были сумасшедше популярными и взяли в тур своих матерей, чтобы они тоже услышали, на что способны их сыновья. Помню, когда начался концерт, то продолжительное время музыканты не могли исполнять песни. Дело в том, что разгоряченная толпа поклонниц просто неистовствовала. Девушки кричали, снимали с себя одежду и бросали ее на сцену. Туда летело все, вплоть до лифчиков и трусиков. В конце концов музыканты не выдержали и стали умолять публику позволить начать выступление, заметив, что в зале сидят их матери.

Позже, прочитав воспоминания одного из битлов Пола Маккартни, я узнал, что в то время, когда они только стали выступать, им помогали мои стихи из книжки «Станция Зима», переведенной на английский язык. Одна из подружек Пола Маккартни как-то перед концертом подарила парням мое издание. Произведение понравилось, и перед концертом, чтобы поднять себе настроение, они стали читать что-то из этого сборника. Тогда у меня родилась идея написать «Балладу о пятом битле».

— Вам посчастливилось встречаться со многими знаменитостями. Кто произвел самое сильное впечатление?

— Думаю, ответ на этот вопрос займет очень много времени, поскольку я действительно счастлив, что был знаком со знаковыми людьми своего времени. Помню, как первый раз пришел к Пастернаку и читал ему свои стихотворения. Это был 1959 год, Бориса Леонидовича уже исключили из Союза писателей. Меня поразило, что он знал мои стихи еще до того, как я у него появился. Помню, я тогда первый раз прочитал ему стих «Одиночество»: «Как стыдно одному ходить в кинотеатры — без друга, без подруги, без жены. » Когда я закончил, Пастернак вскочил и сказал: «Женя, вот это ваше! Вы думали, что написали про себя? Нет! Это вы написали про меня, про тех, кто ходит сейчас мимо моей дачи по тропинке, а может быть, в Париже или другом городе мира с такими мыслями и чувствами, как у вас. » Тогда я понял, что самое дорогое в искусстве, когда пишешь исповедь, а она становится вдруг откровением очень многих людей.








Интервью с Евгением Евтушенко:

Фотогалерея:

Фотогалерея Евгения Евтушенко